Леон Лакрба: не давите на жалость и не ищите поблажек в обществе

О том, как он живет и работает с этим диагнозом в Сухуме, с какими проблемами сталкивается и что советует людям с ограниченными возможностями, в материале корреспондента  Sputnik.

Амра Амичба, Sputnik

День Леон Лакрба начинается с просмотра мировых новостей, а затем он приступает к написанию научных статьей.

«Несколько часов читаю новости, потому что ученый должен быть в курсе дел. В первую очередь читаю абхазские ресурсы, в том числе и Sputnik Абхазия. Потом научные статьи читаю», — заметил он.

Год назад Леон Лакрба окончил Абхазский государственный университет и стал соискателем в том же вузе, уже сдал два кандидатских экзамена. 

«Над диссертацией работаю по теме «Международные стандарты финансовой учетности и возможности их применения в Республике Абхазия», — уточнил он.

Также Леон Лакрба преподает на экономическом факультете Абхазского госуниверситета. О студентах говорит, что они бывают разные.

«Есть и те, кто усердно учится, есть и те, кто отлынивает. Сразу сказал себе, я не будут читать и диктовать. Я очень не любил лекторов, которые диктуют. Для меня всегда были образцами мои лектора-звезды, такие как Беслан Барателия, которые могли беседовать со студентами, — отметил Лакрба. — Сразу дали читать старшекурсникам. Первый мой курс, которому я преподавал, был четвертый курс».

По словам Леона, так как по образованию он аналитик, специалист в области бухучета и аудита, у него склад ума другой, нежели у гуманитариев, и это помогает ему принимать жизнь как данность.

«Я по-другому вижу этот мир. Мой мир – это цифры, у многих это что-то душевное. Я принимаю жизнь как данность и вижу минусы и плюсы, — сказал Лакрба. — Вся моя деятельность связана с наукой, я занимаюсь наукой. Я не каждый день хожу на работу. Я работник высокоинтеллектуального труда. Я готовлю отчеты или новые инструкции для работы Госстатистики. Если вызывают, иду на работу».

Жить спокойно и счастливо

Леон Лакрба отмечает, что единственное неудобство, которое причиняет ему болезнь – это невозможность передвигаться самому.

«В жизнедеятельности все сам делаю. Просто не могу ходить. Я знаю, что у некоторых проблемы возникают, но я с этим не сталкивался», — подчеркнул он.

Мышечная спинальная атрофия поддается лечению, но лечение очень дорогостоящее, как говорит Леон.

«В Германии, Израиле, Японии, США от 19-20 миллионов рублей стоит операция. У нас таких денег нет, и понимаем, что и государство такую помощь оказать не может. Поэтому живем спокойно и счастливо»,  — с улыбкой сказал Леон.

Как он рассказал, рос во дворе обычным ребенком, в семье за проделки ругали на равных с другими детьми.

«А в университете один раз дал списать, что делать нельзя, выгнали с аудитории. В детстве во дворе играл с детьми. Был так же как и все. Выходил с ребятами, коляску брали и везде ездили. Я и на футбол с ними ходил. Понятное дело, не играл, но смотрел. Летом проводил время на улице. Домой возвращался только для того, чтобы принять пищу и все», — вспоминает Леон Лакрба.

Выходные он проводит в кругу семьи, любит смотреть фильмы и дожидается, пока киноновинки будут доступны в хорошем качестве.

«Люблю футбол и бокс, без них жить не могу. С утра до вечера могу смотреть. Еще музыку люблю, но в основном это спорт – футбол и бокс, не пропускаю ни один телевизионный матч. Из музыкальных предпочтений — регги люблю, потому что эта музыка счастливая, музыка солнца. Боб Марли, немного репа, джаз. Вообще люблю латиноамериканскую музыку», — перечислил Леон.

По его утверждению, в общении с другими есть осознание, что другой.

«Я знаю это и все. Как данность принимаю. Никаких проблем с этим нет. Когда в ресторан ходим, если на первом этаже легко заезжать, а если второй или третий, всегда приходится подниматься с помощью друзей. А потом если ребята выпьют, сложно обратно выйти, как бы я не слетел, когда они ночью меня спускают», — смеется Леон.

Проблемы

Среди проблем людей с ограниченным возможностями, с которыми сталкиваются в Абхазии Леон Лакрба назвал доступную среду.

«Проблемы очень просты. Первое – это образование. Конституция и международное право предполагают, что у человека должен быть доступ к образованию, медицине. Сухумская городская больница вообще никак не приспособлена. Пожалуйста, отремонтируйте ее! В Республиканской больнице великолепный ремонт, полностью приспособлен к нуждам людей с ограниченными возможностями», — отметил он.

Он также озвучил проблему доступа к образованию. Леон закончил 4-ую среднюю школу Сухума, и по его словам, раньше учебное заведение не было приспособлено для нужд людей с ограниченными возможностями.

«Вначале было сложно, конечно, никаких условий в школе не было, но потом министерство образования мне сделало пандус, стало легче. Учеба проходила нормально. Был в числе лучших учеников. В республике почти никакая школа не оборудована. Там где я учился, да, после капитального ремонта появились пандусы. Некоторое школы не приспособлены для передвижения инвалидов, если кабинеты по предметам на разных этажах. Если появляется в школе учащийся с физическим отставанием, его класс должны спустить на первый этаж, —  считает Лакрба.  —  Это было проблемой в четвертой школе. Долгое время мой класс не спускали, но в старших классах поменяли кабинет, перевели на первый этаж. В АГУ великолепный ремонт, спасибо ректору. Везде пандусы, лифт. Великолепно просто, такие университеты редко встретишь в России».

Рассказывая о доступности к остальным объектам в столице Леон Лакрба отметил, что при строительстве и юридические, и физические лица должны брать на себя ответственность.

«Строят объекты, и бывает, они неприспособленные не то что для инвалидов, но и иной раз не приспособлены для обычных людей. Мы знаем же, что у нас с нарушениями строят. У нас не согласовывают планы, здание в любой момент может обрушиться, — заметил он. — И когда государство как макроэкономический агент спрашивает у физических и юридических лиц, почему вы построили объект не соответствующий нормам, они в свою очередь спрашивают у госучреждений, а вы приспособлены. И тут возникают проблемы. Например, тротуары — просто не проехать по ним. Я говорю всегда, если будут хорошие условия для обычных людей, мне тоже будет хорошо. Для чего были придуманы скаты в Европе? Не для инвалидов же, а для мам с детьми, потому что они самые главные продолжатели рода человеческого. Если такие скаты сделают для них, и мне будет хорошо, потому что буду по ним подниматься».

Советы Леона

Не давить на жалость и не искать поблажек в обществе посоветовал Леон Лакрба людям с ограниченными возможностями.

«И если хотят равного отношения, то надо соответствовать ему.  Обязательно учиться тем, кто может учиться. Это вам поможет. Не искать жалости у общества, а самому что-то делать. Знаю многих, которые с ограниченными возможностями занимаются предпринимательством. Не ищут поблажки от общества», — подчеркнул он.

Леон Лакрба мечтает получить ученую степень и дальше развиваться в работе.

«Вся моя жизнь – это наука. Я когда говорю про макроэкономику, я знаю, что это правда, а люди вокруг – ты глупости говоришь. Особенно наши взрослые политики, когда на Брехаловке беседуешь с ними. В мире ученая степень ценится, но у нас в Абхазии, если есть ученая степень, тебя больше слушают. Вход в другое понимание у людей, — заметил Леон.  – Также преподавание — надо прогрессировать, я пока молодой лектор».

Жителям Абхазии Лакрба пожелал больше радоваться жизни.

«Каждый должен думать не только о себе, но и о ближнем. Когда строите что-то, у нас заборы выдвигают на тротуар на два метра. Эти деньги лучше потратить на красивый тротуар. Если Абхазия будет приспособлена, в том числе для людей с ограниченными возможностями, смогут сюда приезжать отдыхающие с инвалидностью», — сказал в заключение беседы преподаватель экономического факультета АГУ и главный специалист Управления Госстатистики Леон Лакрба.

Источник : sputnik-abkhazia.ru

Поделитесь с друзьями

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *